СПИН-продажи в новых условиях















Лучший продавец 154

Горчица без ростбифа особого интереса не представляет. Граучо Маркс Мне приходится уклониться от прямого ответа — заставлять не будем, но чтобы масса оговариваемого тела повысилась, сделаем все возможное и невозможное: «Конечно, надо будет есть — завтрак, обед, ужин; все по распорядку, ничего сверхъестественного!». «И что, следить будете?» — Таня настороженно продолжает свой импровизированный допрос. Я пытаюсь быть как можно более деликатным: «Ну не так чтобы следить... Медицинские сестры, конечно, наблюдают за пациентами...». «Тогда я не лягу!» — «выстреливает» Таня и смотрит на меня злобно, с ненавистью, которую трудно ожидать от такого, в сущности, ребенка. Я аж поеживаюсь. «Таня, а как же не есть то совсем?» — говорю я как можно мягче. «Я не могу!» — отвечает. «Ну это же глупость, право! Что значит „не можешь“?» — я решаюсь пойти на небольшую конфронтацию. «Не могу, и все! Не заставите!» — Таня кричит и встает со своего места, порываясь выбежать из кабинета. «Постой, Таня! Сядь. А правда, что приятно не есть?» — из моих уст вылетает парадоксальная фраза. Таня замирает у двери и смотрит на меня, словно на сумасшедшего, а потом неожиданно с доверием спрашивает: «А откуда вы знаете?». Если кто то будет рассказывать мне теперь, что диета — это ужасно, я ему не поверю. И знаете почему? Потому что, значит, он недостаточно боится быть толстым, если же он будет бояться быть толстым, то в скором времени начнет бояться и самой еды — да, да! А потому самым большим удовольствием для него будет — не есть. Конечно, это противоречит биологической логике, здравому смыслу, инстинкту самосохранения, всему на свете! Но человек может научиться получать удовольствие от голода, от голода доводящего его до состояния дистрофии! Голод для Тани значит буквально следующее — она успешно избегает еды, спасает себя от полноты, она наслаждается! Да, воистину страх способен сделать с нами вещи удивительные! А кроме того, парадоксальные и по настоящему страшные. Ведь двадцатипроцентная смертность — это показатель рака! И вот теперь скажите мне, что страшнее — страх или рак?. Практическое задание. Возвращаемся к практической части — борьбе со страхами. Мы уже составили список — «рейтинг» наших страхов, что называется, от мала до велика. Но теперь нам известно, что любой невротический страх — это просто привычка, и потому важен даже не страх, а то, чем мы его подкрепляем. Подкрепляются же наши страхи фактом бегства, попытками избежать того, что, нам кажется, произойдет, т. е. мы стараемся спрятаться, предохранить себя от возможных неприятностей, которыми пугает нас наше воображение. Назад


Карта сайта
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Сайт управляется системой uCoz