СПИН-продажи в новых условиях















Услуги 92

Так что нетрудно было заметить, что в большей степени мою пациентку беспокоила не сама тревога как таковая и даже не страх смерти, а предчувствие тревоги, страх ее возникновения. И уже одного этого оказалось вполне достаточно, чтобы полностью лишить эту молодую и красивую женщину радости жизни, способности работать и заниматься семьей. Когда же тревога действительно возникала, на мою подопечную становилось просто больно смотреть. Сердце сжималось, когда она, потерянная и ослабевшая, окидывала вас обреченным взором, словно бы из какого-то жестокого заточения. Ей и вправду казалось, будто она проваливается, будто ее уводят куда-то. Именно от этого слабели ноги, возникали головокружение и тошнота. Ее взгляд в эти минуты молил о помощи. Плацдармы тревоги были в ней поистине огромны. А страх перед тревогой был несказанно велик, и она сдавала рубеж за рубежом. Она говорила без умолку, постоянно повторяясь. Она перечисляла все то, к чему, по ее мнению, должна была привести тревога. Она боялась, что из-за ее болезни от нее откажется муж. Она не знала, как воспитывать в таком состоянии ребенка. Она понимала, что она не сможет работать, она была уверена, что после госпитализации в клинику неврозов ей будет не устроиться на работу. Ей уже казалось, что теперь все ее называют не иначе как «сумасшедшая». Все это было проявлением подобострастного страха перед собственной тревогой. Война еще не была проиграна, но она уже представляла себе, какой будет жизнь в оккупации, и почти смирилась со своей воображаемой участью. Интересная женщина с высшим образованием, она обладала замечательным чувством юмора. Когда в процессе наших занятий ей становилось легче и она переставала на время бояться появления своей тревоги, она с удовольствием рассказывала мне смешные истории из своей жизни и анекдоты, полные самоиронии и философского смысла. В такой ситуации, когда человек обладает чувством юмора и больше боится тревоги, чем ее испытывает, нужно, ни секунды не медля, приглашать тревогу на чашку чая. Этим мы и занялись. <Потеряв серьезность, вы ничего не потеряете на самом деле, фактически станете более здоровым и целостным. - Бхагаван Шри Раджниш> Сначала она внимательно выслушала все мои доводы относительно «страха перед тревогой» и согласилась с тем, что страх перед тревогой - это уже тревога. Потом я с невозмутимым спокойствием, ничего, впрочем, не подозревая, предложил ей «попить с тревогой чая». И тут она переменилась в лице. Я, сам того не желая, напугал ее своим предложением. Конечно же, я поспешил успокоить мою подопечную относительно метафоричности моего высказывания. «Ну, в переносном смысле, конечно», - сказал я. И тут случилось то, что и называется «попить с тревогой чая». Она засмеялась! «Ах, в переносном! - услышал я сквозь смех. - Надо же, а я подумала, что... Какой стыд! Ха-ха-ха! О боже, какая же я трусиха! Представляю, какое у меня было лицо, я вас так перепугала! Ха-ха-ха! - она смутилась, покраснела, как маленькая шкодница, и прикрыла лицо рукой. - Простите меня. Это надо же!» Потом сначала смущенно, а потом и с шутливой укоризной она повторяла словно бы про себя: «Попить с тревогой чая... Как я этого испугалась. Как нелепо!» Она осознала, что страх тревоги нелеп, и это избавило ее от покорности. После этого она смогла поднять голову и справиться со своей бедой. *** Другой случай, значительно отличающийся от приведенного выше, произошел с одним молодым человеком. Однажды он видел, как пожилому мужчине стало в метро плохо. Тот пошатнулся, упал, кругом засуетились люди. С тех пор при поездках в метро моему будущему пациенту становилось дурно. Он чувствовал сердцебиение и боялся потерять сознание. Причем его не столько беспокоила собственная жизнь, сколько то, что «это неудобно». «Как это, - объяснял он мне, - молодой парень упадет, кругом люди. Что они подумают?» Он был склонен к одиночеству, и в этом страхе выражалось его стремление к психологической изоляции. Ему было страшно, что на него обратят внимание, он боялся, что кто-то посягнет на его одиночество, нарушит его. «Публичность» - вот в чем состояла его проблема. Но он не считал себя одиноким и не хотел избавляться от своей закрытости. По образованию он был математиком и больше привык работать с цифрами, чем с людьми. На фоне всплеска экономических реформ в нашем отечестве он решил попробовать себя в бизнесе, организовал собственную фирму. Это была сфера услуг, и потому он был вынужден работать с людьми, а это, к сожалению, противоречило всей его натуре. Он оказался, как говорят, «не в своей тарелке». Так что страх «публичного» сердечного приступа стал просто выражением того эмоционального дискомфорта, который был связан со всей его профессиональной деятельностью. Назад


маз полуприцеп Карта сайта
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Сайт управляется системой uCoz