СПИН-продажи в новых условиях















Заключение 10

Надо жить, дамы и господа! Когда я сам однажды оказался в реанимации, то услышал от своего врача замечательную фразу: «Христос терпел и нам велел». Что ж, это правда, и это хорошо. Наше подсознание всегда надеется на лучшее, и в этом смысле оно значительно разумнее и мудрее нашего «ученого» сознания, тяготеющего к тоске и унынию. Подсознание, внутренние силы всегда дают нам шанс - прислушайтесь к себе, это важнее тысячи лекций и миллиона нравоучений. Вот об этом я и рассказывал своей пациентке. Она отвернулась, и ее взгляд безотчетно устремился в окно. В комнате стоял полумрак, шикарные гардины прикрывали окно почти наполовину, за окном валил снег и завывал холодный ветер. Вдруг она глубоко вздохнула, выдохнула и замерла. Прошло 10, 15, потом 20 и 30 секунд... Дыхание не возобновлялось. Я не знал, на что решиться: то ли заставить ее очнуться, то ли разрешить ей «падать» и дальше. А так как именно это ей и было нужно, то вмешиваться я не торопился, хотя тем временем оживил все свои знания по вопросам peaнимации и оказания неотложной помощи. Время шло, прошла уже минута, она не дышала. Только по едва заметной пульсации ее сонных артерий было понятно, что жизнь в ней еще теплится. Когда прошло еще некоторое время, на ее лице вдруг появилась улыбка, она потихонечку вздохнула и открыла глаза. Ее взгляд был направлен в холодное окно, а по щекам градом потекли горячие слезы. Прошла еще пара минут, и она, повернувшись ко мне, спросила: «Хотите кофе?» Тут пришла и моя очередь прослезиться. Мы пошли в столовую, она сама приготовила нам кофе, отправив горничную, оторопевшую от такой самостоятельности своей хозяйки, в магазин за цветной капустой. Уже за кофе я узнал, что же с ней произошло. Оказывается, в молодости, около 20 лет тому назад, она уже пыталась покончить жизнь самоубийством, и именно по рассказанной мною схеме: смертельная доза минус одна таблетка. Исход был типичный: ее нашли друзья, студенты-медики, сделали ей промывание желудка. Потом она заснула, а проснувшись, обнаружила себя в темной незнакомой комнате. Дверь была слегка приоткрыта, и из коридора в комнату падал тонкий луч желтого света. На кухне слышались голоса. Друзья, обнаружившие ее, решили обойтись собственными силами и не привлекать внимания родителей, «общественности» и вездесущих комсомольско-партийных органов. И теперь, спрятав мою подопечную, они ждали, пока она придет в себя, чтобы разойтись по домам со спокойным сердцем. Голова кружилась, она чувствовала слабость и продолжала лежать на кровати, смотря на свет в дверном проеме. Через какое-то время в комнату вошел тот, из-за которого, собственно говоря, все и случилось (впрочем, он об этом, по-видимому, не знал). Увидев, что она проснулась, он мягким и нежным голосом спросил: «Ну, как ты? Хочешь кофе?» <Христос умер не для того, чтобы спасти людей, а для того, чтобы научить их спасать друг друга. Это, разумеется, грубейшая ересь, но это также и неоспоримая истина. - Оскар Уайльд> Когда я рассказал ей про суициды, вся эта картина встала перед ее глазами. И ее охватила такая невообразимая тоска, что ей на мгновение показалось, что жизнь кончилась. То, что она не дышала, она не помнила, ей просто показалось, что она провалилась куда-то, во что-то темное и пустое. Ощущение обреченности, конца было полным и столь же реальным, как ощущение жизни до болезни. В этом своем видении она падала и падала, пока не заметила льющийся со стороны желтый свет. Ее падение приостановилось. Она посмотрела на этот свет и почувствовала запах кофе. Этот банальный для большинства из нас запах принес в ее душу такую радость и спокойствие, что она расплакалась от счастья. <Если пациент собирается покончить со своими прошлыми проблемами, он должен покончить с ними в настоящем. Он должен понять, что, если прошлые проблемы были действительно прошлыми, они перестают быть проблемами и они, конечно же, перестают быть нынешними. - Фредерик Пёрлз> Теперь вернемся к ее юношеской истории. Незавершенный, не доведенный до конца суицид стал для нее глубокой и неразрешимой проблемой. Она жалела, что не покончила с собой, поскольку ее отношения с этим молодым человеком так и не наладились, а больше ей так никого и не удалось полюбить. С другой стороны, она испытывала огромное чувство вины, и не столько перед другими, сколько перед самой собой. И она стала падать с лезвия, на котором так долго балансировала. Она отдалась ощущению безвыходности, тупика, которое было в ее подсознании крепко-накрепко сопряжено с жизнью. Когда она дошла до последней точки, страдание отступило, и она увидела свет, а падение остановилось. Осталась вина, но тут она почувствовала запах кофе, который с того далекого вечера ассоциировался в ее подсознании с любовью и всеобщим прощением. В православном церковном календаре есть праздник, очень почитаемый на Руси, называют его просто «прощеное воскресенье». В этот день мы просим прощения и сами прощаем. Это-то и сделала моя подопечная под запах кофе, который, очнувшись, предложила и мне, видимо, в знак всеобщего прощения и благодарности. Уходя, я спросил: «А почему цветная капуста?» Она улыбнулась и ответила: «Просто захотелось цветной капусты, вот и все». Слово «захотелось» было для меня высшей наградой. Назад


Карта сайта
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
Сайт управляется системой uCoz